У нас нет аналога понятия open minded — президент Украинского союза еврейских студентов Анна Вишнякова

О роли халявы в еврейской молодежной жизни, ассимиляции и идентичности, открытом мышлении и новых вызовах — в интервью с юристом, президентом Украинского и вице-президентом Европейского союза еврейских студентов Анной Вишняковой.

Изначально в независимой Украине еврейская молодежная жизнь в точности повторяла модель постсоветской общины в целом пока маячила «конфетка» (в виде бесплатных дискотек, тусовок, семинаров и халявных поездок за рубеж), сохранялась видимость еврейской активности, как только исчезал «стимул», вся эта движуха рассасывалась в мгновение ока. Благодаря зарубежным донорам эта искусственная модель воспроизводилась годами, а насколько она живуча сегодня?       

— За последние годы многое изменилось. Во-первых, конфетка уже потеряла ту финансовую привлекательность, которая была в 1990-х. Поездки стали значительно доступнее, европейские образовательные программы уже пришли в Украину или доступны в онлайн режиме. Во-вторых, сегодня для участия в большинстве мероприятий и в Украине, и за рубежом, как правило, требуется мотивационный взнос.

Европейский союз еврейских студентов и Всемирный еврейский конгресс предоставляют участникам своих программ из стран бывшего СССР скидку большую, чем соплеменникам из Европы и США, но это скидка, а не полное покрытие расходов. Да и билеты ребята приобретают сами, что стимулирует серьезное отношение и отсекает любителей халявы. Благодаря политической и финансовой поддержке у молодых людей действительно есть возможность колесить по миру, принимая участие в заседаниях крупнейших международных организаций. Но это требует не только финансового обеспечения. Общаясь с дипломатами в ООН, надо демонстрировать обширные знания в разных сферах и, желательно, предлагать свежие идеи по поводу того, как решить ту или иную проблему. Вряд ли это можно называть халявой.

Разумеется, такие структуры, как Хесед, предлагают для пожилых людей широкий спектр бесплатных программ, и многие становятся евреями только в Хеседе. Но разве это так плохо? Пусть люди хоть иногда почувствуют себя евреями — это лучше, чем ничего. 

— Понимаю, что сердцу не прикажешь, но все же каков, по твоим наблюдениям, уровень ассимиляции среди молодежи при всей активности многочисленных еврейских структур?

— Молодежь, среди которой я вращаюсь, — и праздники еврейские отмечает, и иврит изучает, и становится иногда под хупу. Будем откровенны, смешанных браков много, но не всегда такой брак рвет ниточку сопричастности к своему народу. Я сама из смешанной семьи, но идентифицирую себя как еврейку, и многие мои друзья — дети смешанных браков — тоже соблюдают еврейские традиции. Это вопрос сознательного выбора идентичности (в США, например, треть смешанных семей воспитывает своих детей в духе еврейских ценностей, — прим. ред.)

— Продолжая разговор о еврейской идентичности, — что на сегодняшний день является ее главным маркером, движущей силой? В советское время это был антисемитизм и отчасти память о Холокосте. А сегодня? Как современная молодежь отвечает себе на вопрос «кто еврей?»  

— Еврей — это взгляд на мир. Это генетическая память — даже на визуальном уровне, нам ведь приятно видеть собеседника с большими глазами, длинными ресницами и т.д. Если мировые цивилизации представить в виде компьютеров, то при равенстве возможностей у каждого свое программное обеспечение — у  христианского свое, у мусульманского свое, а у нашего — свое.

Разумеется, идентичность может быть спящей. И тут надо отдать должное программам «Таглит» и «Маса». Как признался мне один хороший знакомый: «Я еврей по «Таглиту» — при том, что он чистокровный этнический еврей. Я не была участницей этой программы, но не знаю ни одного человека, который не влюбился бы в Израиль после этой поездки. Кто-то после этого репатриируется, а кто-то сохраняет интерес ко всему еврейскому, оставаясь в Украине.

Надо сказать, что большая еврейская тусовка тоже развивает чувство сопричастности. Если не поливать зернышко (а я полагаю, что у каждого еврея есть это зерно национальной идентичности), то из него ничего и не вырастет. А дальше все зависит от полива — у кого-то это зерно так и останется в зачаточном состоянии — в виде права на репатриацию, которым человек никогда не воспользуется, а у другого даст богатые всходы и принесет пользу общине.  

Поскольку еврейская жизнь строится у нас преимущественно сверху, то, кто платит, тот и заказывает музыку поэтому деятельность израильских организаций направлена на репатриацию, религиозных приобщение к традиции и т.д. В чем фишка Союза еврейских студентов? Какие приоритеты стоят перед его лидерами?


Новый состав правления Европейского союза еврейских студентов

— Прежде всего, это Jewish advocacy. С этого начался мой путь еврейского активизма. Когда Советом Безопасности ООН принимается очередная антиизраильская резолюция, многие украинцы попадают в ловушку стереотипов, которые необходимо развеивать. Это же относится к антисемитским высказываниям ряда депутатов ВР или других публичных лиц. Маленькая искра, увы, может превратиться в неконтролируемое пламя, которое может сжечь межнациональные и межгосударственные отношения. На все это необходимо реагировать. Спокойно, аргументированно — при помощи Интернета и социальных сетей — площадках, где именно молодежь чувствует себя наиболее уверенно.  Для этого не нужны большие деньги.

Другой наш приоритет — помощь в подготовке к поступлению в университет, поиске  подходящей стажировки, в трудоустройстве. Сейчас создаем базу работодателей и вакансий и параллельно — базу ищущих работу. Многим нужна просто консультация или толковый совет, особенно тем, кто планирует учиться за рубежом — и это тоже не требует вложений.

Впоследствии хотелось бы создать некую платформу для реализации стартап-идей. Я жила в Израиле и прекрасно понимаю, насколько это в тренде.   

И, наконец, еще одна сфера приложений сил — культурная деятельность, проведение шабатов, еврейских праздников и т.д. Мы стараемся проводить их совместно с другими организациями. К примеру, если речь идет о еврейских праздниках, — то с ХАБАДом. Если это исследовательская деятельность, то с соответствующими образовательными учреждениями. Это избавляет нас от финансовых расходов и, более того, обеспечивает профильную поддержку. Наш же основной ресурс — это свежие умы, добрые сердца волонтеров и возможность предоставить помощь там, где это необходимо.

Евреи склонны к рефлексии, поэтому уровень интеллектуального диалога в западных общинах очень высок, и темы его разнообразны от неоднозначного отношения к политике Израиля до проблем ЛГБТ-сообщества. Почему в нашей общине никто не готов выносить эти темы в публичный дискурс? Казалось бы, кому как не еврейским студентам быть в авангарде подобных дискуссий…

— Думая о том, что такое open minded, я не смогла найти адекватный перевод ни в русском, ни в украинском языках. Откуда же возьмутся люди, умеющие без предубеждений обсуждать сложные проблемы? Это вопрос открытости общества. У меня есть знакомая израильтянка, нетрадиционной ориентации, родившая недавно ребенка после искусственного оплодотворения.  На ее странице в facebook сотни поздравлений, ни одного негативного комментария. Когда же я поделилась этой новостью тут, самой адекватной реакцией были широко открытые удивленные глаза. Ну и, естественно, сразу обсуждение на тему того, что ребенок вырастет психически нездоровым и это все вообще крайне аморально.

Постсоветский мир считает, что все, что нам не подходит, является неправильным по определению.

Вместе с тем не всегда корректно судить о некоем социальном феномене, если ты живешь вне рамок общества, о котором судишь. Есть много нюансов и полутонов, которые не всегда заметны со стороны. Я, например, столкнулась с твердым убеждением некоторых знакомых, что иудаизм дискриминирует женщин, но о правах женщин в еврейской традиции знает куда меньше людей. 

Мир безумно разнообразен, и нельзя однозначно судить о том, что вне рамок твоего понимания.

Для интеллектуального диалога необходимо критическое мышление и умение объективно анализировать информацию, а отечественное образование, к сожалению, не всегда дает соответствующий инструментарий. Вместо этого у нас привыкли просто бросаться фактами, и нечасто можно встретить человека, способного непредвзято о чем-либо рассуждать, а не сводить все к своему личному опыту.

Я согласна, что кому как не еврейским студентам быть в авангарде этого процесса и подумаю, как такой интеллектуальный диалог имплементировать в жизнь Союза.

— Ты принимаешь участие в международных слетах еврейской молодежи. Что волнует рядового студента-еврея из Франции, Нидерландов, Венгрии или Турции?

Их проблемы коренным образом отличаются от наших. Незадолго до выборов в Европейский союз еврейских студентов мне позвонил президент турецкого отделения с просьбой о помощи. Еврейская община этой страны живет среди мусульманского большинства и нуждается в огласке ряда своих проблем, о которых они не могут заявить у себя дома.

Это побудило меня инициировать сбор информации в общинах 35 стран, члены которых входят в Европейский союз еврейских студентов. 

Проблемы у каждого свои во Франции воинствующий антисемитизм, поэтому для местных евреев актуален вопрос элементарной физической безопасности. Во французских СМИ об этом довольно активно пишут, но до нас доходят лишь краткие новостные сводки.

В Венгрии мои сверстники сталкиваются с проблемой утерянных документов многие молодые венгерские евреи хотят включиться в еврейскую жизнь, но не могут документально подтвердить свое происхождение. 

В Германии федеральные земли это государства в государстве, поэтому там вообще очень сложно создать объединенный Союз еврейских студентов.

Надо держать руку на пульсе, учитывая, что западные веяния имеют свойство докатываться до нас. Тем более, что глобальный мир с каждым годом становится все теснее.

 

Беседовал Александр Файнштейн