Михаил Гольд

В ожидании чуда

Даже несмотря на явную дискуссионность многих наших публикаций, редкий материал вызывал столько противоречивых откликов, как статья Романа Гольда «Остановите землю — я сойду» о проблемах постсоветского еврейства. 2500 просмотров за два дня только на странице «Хадашот» в Facebook, почти 250 лайков на сайте — и это не считая репостов на других ресурсах. В результате мы получили максимально широкий спектр оценок — от одобрительно-восторженных до сдержанно-скептических, а то и резко негативных. 

 

Большинство с ментальностью меньшинства

Арабская демографическая угроза устойчивый миф или козырная карта сторонников создания Палестинского государства? На этот вопрос отвечает статья «Еврейское большинство в Эрец Исраэль» в авторитетном американском журнале Middle East Quarterly, с автором которой Яковом Файтельсоном мы сегодня беседуем.
На сегодняшний день средний коэффициент рождаемости (СКР) у арабов Иудеи и Самарии ниже, чем у евреев Израиля (2,91 ребенка на одну женщину против 3,04). Это произошло впервые в истории. 

Мы слишком доверяли генералам

На третий день этой — самой тяжелой из всех израильских войн — легендарный Моше Даян говорил о катастрофе и призывал раздать гражданам гранатометы на случай арабского прорыва. Через две недели израильтяне стояли в 100 км. от Каира и в 40 км. от Дамаска... 40 лет назад завершилась Война Судного дня, о последствиях и уроках которой мы говорим с ее участником, главой ЕА «Сохнут-Украина» Яковом Файтельсоном.    

 

Поезжайте в Киев и спросите...

Вроде бы и не на что нам — столичным евреям — обижаться. Хрестоматийный Подол, легендарный Паниковский на углу Крещатика и Прорезной, вполне реальные Лазарь Бродский, Шолом-Алейхем и Голда Меир — все наше навсегда, как пела когда-то группа «Центр». Тем не менее славу еврейского города Киев не снискал. И где справедливость? Ведь если копнуть глубже (а автор книги таки копнул), то еврейский роман с Киевом заиграет такими подробностями, о которых коренные киевляне и не догадывались.

 

Евр(оп)ейские ценности

Еврейская Европа давно уже не terra incognita для украинского путешественника, хотя по-прежнему ассоциируется главным образом с географией убийств — если Польша, то непременно Освенцим, Германия — экстравагантный музей Холокоста в Берлине, исключение сделано разве что для еврейского квартала Праги — must have любого обзорного тура по чешской столице. Поэтому предложение посетить за 10 дней 13 европейских городов в рамках Евретура 1.0 выглядело не просто свежо, но и авантюрно.

Мы за ценой не постоим?

От социализма — к неолиберализму. Как трансформировалось израильское общество за последние 40 лет — об этом наш разговор с главой филиала «Сохнут-Украина» Яковом Файтельсоном.  

— Когда-то Израиль жил куда скромнее, достаточно сказать, что сестра Голды Меир в 1960-е годы считала холодильник буржуазным излишеством. Но социальное напряжение существовало всегда — в начале 1970-х «восточная» молодежь сжигала чучело Голды и обвиняла сионизм в эксплуатации выходцев из стран Востока.

 

У каждого — своя красная линия

Советские евреи межвоенной поры. Казалось бы, не античность, но и это, не столь далекое от нас время успело обрасти мифами. Некоторые из них развеивает приглашенный лектор Магистерской программы по иудаике при НаУКМА, д-р Аркадий Зельцер (Израиль)

В 1920-е годы во многих  местечках дети утром учились в украинской или белорусской  школе, а после обеда шли в хедер по данным Евсекции таких ребят было до 70%!

 

Сравнительное тирановедение

Не видеть разницы между Освенцимом и Гулагом и между сталинской политикой в отношении крымских татар или чеченцев, и гитлеровской в отношении евреев или цыган — мягко говоря, лукавство. И этот «монохром» так же тенденциозен, как и абсолютное противопоставление Гитлера и Сталина.

Но главный результат подобной риторики вполне предсказуем — люди, справедливо полагающие Сталина палачом, отказываются видеть в нем палача во всем равного Гитлеру.

 

Избавляясь от медвежьих объятий

Земля, текущая молоком и медом. Вкусно, но не густо. О природных ресурсах современного Израиля и их использовании мы говорим с бывшим членом Совета директоров Электрической компании страны, а ныне главой ЕА «Сохнут-Украина» Яковом Файтельсоном.

— Прежде всего, все познается в сравнении. В Израиле один киловатт-час электроэнергии стоит 12,3 евроцента, в не очень зажиточной Португалии — 19,4, а в Италии — 25,4 евроцента.  

 

Виталий Нахманович: украинцы между Сталиным и Гитлером

В преддверии 22 июня газеты (в том числе и еврейские) напишут о вероломном нападении, героической борьбе, ратном подвиге…,
конечно, о коллаборационизме… Об этом феномене в украинском контексте мы говорим сегодня с историком Виталием Нахмановичем.
— Надо понимать, что Украина исторически была колонией, и как любая колония ориентировалась на того, кто мог принести ей освобождение. Ирландия и Индия тоже ведь симпатизировали Гитлеру. Поэтому вопрос общеполитической коллаборации для Украины вообще неправомерно ставить. Коллаборационизм — это предательство, а кого тут предали?

(Не) аграрный вопрос

Говоря о наследии Шестидневной войны мы, прежде всего, имеем в виду Территории. Именно так, с большой буквы. Кто-то считает их даром Небес, а кто-то — проклятием израильской демократии. О месте Иудеи и Самарии в религиозном дискурсе рассказывает раввин Галицкой синагоги при образовательном центре «Мидраша ционит» Пинхас Розенфельд.   
— Понятие историческая родина в применении к Эрец Исраэль — ошибочно. Мы пришли в Землю Израиля в зрелом возрасте и завоевали ее.  Недаром, в Танахе Эрец Исраэль — не мать и не отец, а жена, ожидающая своего мужа, который придет и возьмет ее. 

 

«Я люблю Освенцим»

Он встретил приветливо. Мягким солнцем, ухоженными улочками и билбордами «Освенцим — город мира». Не более и не менее. Около 60% жителей Ойшпицина (так называется город на идиш) когда-то составляли евреи. Их следы и сегодня разбросаны по 40-тысячному «городу мира» — дюжина зданий в центре имеет еврейские корни — будь то отель Герца или ликеро-водочный завод Хаберфельда. Шесть злотых — и вы узнаете о том, что в начале прошлого века в городе было 10 синагог, а в середине 1930-х из 32 членов городского совета — восемнадцать, ну, вы догадались… 

   

До основания. А затем?

Размышления о еврейской и нееврейской общественной жизни на фоне Бабьего Яра.

10 лет исполнилось Общественному комитету «Бабий Яр». О ситуации, сложившейся вокруг Бабьего Яра, проблемах общественных организаций мы говорим с ответственным секретарем Комитета, историком Виталием Нахмановичем и раввином Галицкой синагоги при центре «Мидраша ционит» Пинхасом Розенфельдом.

…Если украинское еврейство хочет возродиться и осознать себя заново — оно должно заниматься Бабьим Яром. Не на уровне «а давайте еще одну плиту установим», а как скульптор, который, чтобы изваять Достоевского, должен прочитать его «Преступление и наказание» — дабы понять, что принес этот человек в наш мир. 

 

Сионизм сделал свое дело, сионизм может уйти?

70 лет назад в здании Тель-Авивского музея Бен-Гурион своим громогласным «Настоящим провозглашается государство Израиль» открыл новую эпоху в еврейской (и не только) истории. Цель достигнута? Или идея сионизма еще способна удивить человечество? Об этом наш разговор с раввином Галицкой синагоги Пинхасом Розенфельдом.    

— Сложно отрицать, что сионизм в его классическом понимании давно себя изжил. Собственно, в наполнении этого изма новым содержанием и состоит вызов эпохи. Когда-то желание евреев быть «как все» выглядело логично, сегодня это анахронизм… 

 

Смерть по лимиту

 

Собственно, шанса у них не было. Даже удивительно, что сотрудников Агро-Джойнта «вычистили» на пике, а не в самом начале Большого террора. А ведь удачный поначалу  брак был — пусть и по расчету. Софья Власьевна хотела превратить местечковых евреев (читай — «нетрудовой элемент») в крестьян, и Джойнт ей в этом помог — 218 еврейских колхозов было создано в Украине на американские деньги к середине 1930-х. Шутка о евреях с лопатой стала нерелевантной, тем более, что недавние люфт меншен быстро освоили новейшую западную сельхозтехнику. 

 

Законов царя они не выполняют?

Нет, мы не будем в очередной раз пересказывать историю Пурима и печатать рецепты гоменташен. Поговорим лучше о том, о чем говорить не принято, на «провокационные» вопросы отвечает раввин Галицкой синагоги Пинхас Розенфельд.    

Когда Мордехай рассказывает Эстер о смертельной опасности, грозящей евреям, она отвечает, что не может просто так прийти к царю. А дядя стращает, мол, не думай укрыться во дворце, когда мы все окажемся в беде. Видимо, поначалу она так и собиралась себя вести. Ее персидское имя Аштар, она породнилась с царем, возможно, ей нравится эта жизнь.  

 

Не надо нас лепить

Мирошниченко прав. Нечего жидовку Кунис к Украине лепить. Налипли уже. Обсели кругом. Смешно сказать, из шести «украинских» нобелиатов — ни одного титульного. Мечников хотя бы крещен, а остальные — срам один. Ну какие из Шмуэля Агнона, Зельмана Ваксмана, Саймона Кузнеца, Роальда Хоффмана и Георгия Шарпака украинцы? Прямо скажем, хреновые.

Мила, конечно, не Агнон и не Ваксман. Но если для украинского национального этоса борьба за право свободного употребления слова «жид» столь принципиальна — что-то неладно с национальной идеей.  

 

Холокост — не наказание, Всевышний — не садист

Где был Б-г во время Катастрофы? Стало ли еврейское государство своеобразной  «компенсацией» за Холокост? Не спекулирует ли современный Израиль на событиях 70-летней давности? Об этом и многом другом — раввин Галицкой синагоги Киева Пинхас Розенфельд.

— Холокост никого ничему не может научить. Точнее, каждый «выучит» из него то, во что он и так верит. Гуманист сделает вывод, как важно быть гуманистом, религиозный — о незыблемости веры, сионист — о том, что нужно иметь свое государство, антисионист убедится, что мы наказаны за желание иметь свое государство... 

 

Как бы ни было жаль расставаться

Пришло ли время достать все скелеты из еврейских шкафов? Достаточно ли мы зрелый народ, чтобы говорить о себе правду и только правду? Что предпочтительнее — академическая свобода или политическая целесообразность? И насколько справедлив ярлык «еврея-антисемита», которым награждается каждый, кто посмел выйти за рамки общепринятого дискурса? Об этом мы беседуем с московским религиоведом, переводчиком, ведущим семинара Двар-Тора Юрием Табаком. 

 

Единственный выход — перманентная война

Как вести себя в секторе Газа, можно ли победить в войне с террором, легко ли быть поселенцем в генштабе, на чем основана мощь ЦАХАЛа, и нужны ли армии харедим — об этом и многом другом размышляет посетивший Украину по приглашению образовательного центра «Мидраша ционит» генерал запаса, в прошлом — главнокомандующий сухопутными силами Израиля, а ныне — гендиректор Электрической компании Ифтах Рон-Таль.         

 

Страницы

Подписка на RSS - Михаил Гольд